. Стихи Евгении Чуклиной | Сатурния

Евгения Чуклина | Стихи

Бывает так…

Бывает так — весна осыпает снегом
И ты шагаешь прогулочным, налегке
Не вместе – рядом с каким-нибудь человеком,
Шагаешь рядом (рядом/рука к руке)…
И вроде тебе лицо его не знакомо,
И в целом – он просто весь тебе не знаком,
И вроде всего от остановки до дома
Успели пройти – рукою к руке – пешком,
А, кажется, что вас что-то роднит: биенье
Пульса в висках и единый движений ритм…
И он говорит: «Идем в одном направленье,
Так, может, с тобою о чем-нибудь поговорим?»
Бывает и по-другому в подлунном мире:
Живет семья вместе/порознь в одной квартире…

Спи, двенадцать на часах…

Спи, двенадцать на часах,
Лик луны спокойно-светел,
Серым волком рыщет ветер
В запорошенных лесах.
Звуки – тише, эхо – громче,
И повсюду: там и тут
Астры синие цветут
На высоком своде ночи.
Влезть на елку и достать
Хоть одну из них немедля,
И пришли б с небес на землю
Красота и благодать.
Но колышутся ступени,
Осыпая серебро,
Вдоль заснеженных дорого
Только тени, только тени,
Тени, больше никого.

Бессолнечное

Деревья, качаясь медленно,
Роняют последний лист.
Безверие и безвременье –
Таков ноября девиз.
Бессолнечное безмолвие…
Куда от него бежать,
Когда им дворы наполнены
До верхнего этажа?

Немного – земля оденется
В нарядное серебро,
Придет за окно метелица
И песни затянет про
Салазки, коньки и саночки,
Но это в иные дни…
Пока же у мокрых лавочек
Купаются воробьи.

И хочется солнца рыжего
Но листья, и те сожгли.
Неделю уже над крышами
Лишь вороны да дожди…
Но надо ли, осень, надо ли
Об этом грустить всерьез?
Последние листья падают
В озера небесных слез…

А грусть приходит…

Ты мне не пишешь, я тебе не снюсь.
Один – один. На всех фронтах – туманно.
Откуда же приходит эта грусть?
Ну, здравствуй, грусть! Сегодня ты так рано…
Уже забыты синие глаза,
Огонь любви и лед обиды горькой.
А грусть приходит. То ли наказать,
То ли со мной поплакать втихомолку.

До утра

Город мой, запутавшись в проводах,
Мигает одинокими фонарями и трехглазыми светофорами,
Заманивая в паутину ночи, обрекая на непонимание.
И, если забыть про страх,
То можно почти до утра: перебежками, короткими разговорами.
Как хочешь. Но лучше – решить заранее,
Условиться: парк, кино, тир, качели, суши-бар, кафе;
Джинсы, кофта, платье; ник, имя-отчество…
Не могу так больше. Ставлю прочерк в ночной графе.
Опостыло все. Совсем ничего не хочется.

Сотри эти звезды из памяти млечных дорог…

Сотри эти звезды из памяти млечных дорог,
Останется шелковый плащ, на котором прорехи
Из вечного света, что может, как добрый клинок
Звучание строк отделить от кривляния эха.
Сотри эти звезды. Им незачем больше сиять,
Раз некому будет смотреть на них ветреной ночью:
Ты скоро забудешь совсем, что такое – не спать,
А я не смогу посмотреть им в глаза с кем-то прочим.
Сотри эти звезды. Взмахни своим белым крылом,
Разбив на мельчайшие части их нежность дыханья.
Так мне будет проще поверить, что ты была сном
Кого-то еще, по ту сторону телеэкрана.
И если когда-нибудь после, когда отболит,
Мне что-то напомнит о счастье коротко-безумном,
То я улыбнусь и спою о бескрайней любви
Под шепот берез, вместо фальши твоей семиструнной.
Сотри эти звезды, (пусть будут дожди и туман!)
Все лучше, чем видеть их свет заворожено-бледный,
И знать, что сегодня другой страстью сладостной пьян
Слагает в честь звезд и тебя бесподобные бредни.

Приносит ветер странные стихи

Приносит ветер странные стихи,
И шепчет их тебе в часы ночные,
Когда горят жемчужинки златые,
Свои лучи роняя, как штрихи…
Ему не жаль бессонных тех часов,
Что ты, склонившись над листом бумаги,
Словно в бреду, вычерчиваешь знаки,
Покорный зову вечных голосов…
И за строкой строка плывут, тихи,
Их кто-нибудь поймет? Да нет, едва ли…
Но ветру все равно. Темнеют дали,
Приносит ветер странные стихи.

Молитва перед сном

Россыпь звездных многоточий
Между строк…
Не оставь, всесвятый Отче,
Мой мирок
Из чудачеств, вдохновенных
Юных грез,
Что нашептаны вселенной:
Светом звезд.
Не оставь, прошу, и строго
Не суди.
Может, лет уже немного
Впереди.
И пора себя как раз мне
Торопить
Чтоб успеть дорассказать
И долюбить.
Чтоб нашел тот, кто захочет,
Между строк
Россыпь звездных многоточий
(Там, где Бог).

Отгадай мое имя

Отгадай мое имя, сегодня какое оно?
Что дарует нам день: радость встречи иль горечь потери?
Ты прекрасно все знаешь, когда в небесах решено
Остается лишь шагом своим путь, что дан нам, измерить.

И на вкус обреченность как будто хмельное вино.
Так бодрит и туманит рассудок предчувствием точки
На оси координат, за которой есть только одно –
Темнота и еще, может быть, позабытые строчки.

Кто подскажет, где ждет в никуда поворот на пути,
И его антипод – ключ к заветной загадочной дверце
В мир, где оба рискуем с ума мы от счастья сойти
И прожить эту жизнь по велению Бога и сердца.

Не молчи, серебро твоих глаз прожигает насквозь.
Иногда этот взгляд мне страшнее полночных кошмаров.
Все, о чем я мечтала до встречи с тобою, сбылось,
Но теперь я боюсь даже этого милого дара.

Бесполезно пытаться дорогу свою изменить.
Не удастся. Судьба откровенно над нами смеется.
А любовь – не огонь, не звезда – от души к душе нить.
Будем вместе, но впрочем, а что еще нам остается?

Знак бесконечности

«Знак бесконечности» – это только
Восьмерка, написанная иначе.
Рукой заигравшегося ребенка
На чердаке деревянной дачи.

А он в окно засмотрелся просто,
На виражи облаков и тропок
И намечал, втайне от всех взрослых
Места дальнейших своих раскопок.

Внизу бабуля полола грядки,
И дед, сутулясь, нес воду в баню,
А мальчик мир рисовал в тетрадке
И гладил рыжую кошку Маню.

Ему казалось, так будет вечно,
Вот это солнце, вот это лето…
И выводила знак бесконечность
Рукою будущего поэта.

Останови меня

Останови меня на краю пропасти,
Пусть из-под ног камни сыплются вниз.
Я так устала от слез безысходности,
Сердце – как сдавленный снегом карниз.

Останови, удержи от падения,
Пульс мне нормальный верни. Не твоя…
Взгляд преисполнился льда отчуждения,
Словно застывшей водою земля.

И до весны пять минут, до забвения,
До погруженья в мир чуждых мне душ.
Губ невесомое прикосновение.
Все. Навсегда. По щекам – снег и тушь…

Когда начнется новый день

Когда начнется новый день
Вздохну устало.
От света солнца спрячусь в тень
Под одеяло.

Лучи рассветные звенят
Неугомонны
И льют мерцанья сладкий яд
Кило и тонны.

А сквозь закрытые глаза –
Небес безбрежность.
Их шелковая бирюза,
Фиалок нежность.

Взмах – одеяло на полу
Легко и быстро.
Узоры вьются по стеклу,
Подобно листьям.

Я прогоню ночные сны,
Снегов обилье
Не вечно, и ветра весны
Раскрыли крылья…

Черный принц

(по мотивам одноименного романа Айрис Мэрдок)

Безнадежно влюбиться, зависнув над бездной
На прогнившем мосту из былых неудач,
Для прощенья обид и для счастья воскреснуть
Осознать, что ты больше мечтам не палач.

Дать свободу печали, по ветру развеять
Страх и горечь сгоревших впустую годов,
Обнимать, целовать слаще, крепче, пьянея
От ее пылкой юности, будто духов…

Гладить волосы, плечи, рыдать от бессилья
Воссоздать эликсир, что дарует века,
И поднять ее в небо на тающих крыльях,
Пусть на миг затеряться вдвоем в облаках.

И хранить ее запах, хранить ее грезы
От печали, волнений и глупых тревог.
…И молчаньем своим провоцировать слезы,
И терять ту, что страстно любил и берег…

2 комментариев к посту Евгения Чуклина | Стихи

  1. DreyKlin says:

    Хорошие стихи, спасибо тебе за твою поэзию!

  2. Ра says:

    Какие красивые стихотворения!

    Так мило, нежно, так проникновенно. Казалось бы, самые обычные слова, но сливаясь в мелодию поэзии, они способны коснуться души, создать ощущение тайны и чего-то особенного, что я не могу выразить словами.

    Эти прекрасные стихи звучат, как серебряные струны… Это «дар тревожить души словами» (с).

    Я никогда не перестану восхищаться твоим творчеством, Женя.

Добавить комментарий

Return to Top ▲Return to Top ▲