. Уровневый анализ стихотворения Иосифа Бродского «Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря…» | Сатурния

Уровневый анализ стихотворения Иосифа Бродского «Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря…»

Фонетический уровень.

1) Эмоциональный тон произведения.

Стихотворение носит повествовательный характер. Оно написано возвышенным тоном. При чтении стихотворения читателем овладевают различные эмоции – от непонимания до сочувствия лирическому герою. В первых строках читатель теряется в обилии поступающей информации, тон автора взволнованный, он словно пытается выразить все эмоции, его захлёстывающие. В середине стихотворения строки удлиняются, тон становится более ровным, нанизывание однородных членов предложения создаёт ощущение спокойствия и размеренности; но последние 4 строки опять возвращают читателя к эмоциональному фону первых строк.

2) Характер фонетических фраз в зависимости от их интенсивности и длины.

Длина фразы не соответствует длине строки. Автор разбивает фразу, пользуясь приёмом анжабемана, и добавляет искусственные паузы для того, чтобы подчеркнуть наиболее значимые в смысловом отношении слова. Например, искусственная пауза, разделяющая 4 и 5 строки, подчёркивает смысловое значение противительного союза «но».

Использование анжабемана, с одной стороны, затрудняет восприятие текста, а с другой, способствует иному членению строк, чем предложено графически. Т.е., автором предложено два смысловых пласта, два различных прочтения одного и того же стихотворения.

3) Построение рифмы и ритмическая организация текста.

На благозвучие стихотворной речи большое влияние оказывает рифма. В данном стихотворении автором использован перекрестный способ рифмовки. Такой способ весьма удобен для повествовательной интонации и позволяет избежать эффекта перечисления, который свойственен, например, для последовательной рифмовки.

Стихотворение написано трёхсложным размером (а именно разностопным дактилем) с многочисленными сбивками размера (добавление лишних слогов или, напротив, нехватка слогов) в соответствии с традициями английской поэзии. Такое вольное обращение с ритмом не характерно для русской поэтической традиции. Это позволяет автору добиться в одних ситуациях эффекта быстрой, прерывистой речи, а в других – замедлить темп повествования, превратить поэтическую речь в прозаическую, чтобы показать «обычность» каких-либо явлений.

4) Соотношение гласных и согласных, особенности сочетаемости и повторяемости звуков: аллитерации, ассонансы, звукопись.

В первых строках стихотворения повторяется звук [о], чья протяжность подчёркивает чувство одиночества героя. К тому же этот звук – долгий, в половине случаев стоит под ударением, и он создаёт эффект эпичности зачина, удлиняет строки и делает их более мелодичными и плавными. В финале стихотворения звук [о] снова актуализируется, наряду со звуком [у] создавая подобный эффект. В середине стихотворения особое звучание приобретает фонема [‘э], которая усиливает эффект нанизывания, свойственный этим строкам.

В начале и в финале стихотворения автор использует аллитерацию. Звук [р], присутствующих только в начальных и последних строках стихотворения, придаёт строкам звучность и твёрдость, выделяя их из ряда остальных, акцентируя на них внимание.

В стихотворении нет чёткого чередования длинных и коротких слов. В отдельных строках (например, 3, 15) употребляются только короткие слова, чтобы показать высокое эмоциональное напряжение лирического героя; в других, в основном, в середине стихотворения, в «повествовательной» части – используются относительно длинные слова. Строки с короткими словами резко контрастируют со всеми остальными, в этих строках наиболее ярко проявляются эффекты звукописи, т.е. автор именно на них различными способами акцентирует внимание читателя, т.к. они являются ключевыми к пониманию эмоционального состояния лирического героя.

Артикуляцию затрудняют многочисленные сочетания протяжных звуков [а] и [о], [о] и [э], [а] и [у]. Употребление этих звукосочетаний, с одной стороны, создаёт эффект эпичности повествования, с другой – акцентирует внимание читателя на словах.

Итак, автор пользуется эффектами звукописи, а также системой рифмовки и ритмической организацией текста для акцентирования внимания читателя на наиболее значимых фрагментах текста, для выделения ключевых слов и строк для описания эмоционального состояния лирического героя.

Лексико-семантический анализ текста.

1) Словарь произведения.

В тексте основной лексический пласт составляют общеупотребительные слова, не маркированные стилистически (черты лица, друг, ночь, долина, дно). Однако употребление ряда эпитетов (верный друг, на самом дне, говоря откровенно), характерных для речи в высоком стиле, а также употребление архаизма «ибо» в сочетании со сложной проблематикой стихотворения в целом позволяет нам отнести текст к высокому стилю. Несмотря на то, что в стихотворении есть просторечие «мычащим», оно не снижает маркированность текста. Напротив, в контексте произведения оно наполняется высоким трагедийным смыслом, служа высшим физическим проявлением эмоции.

2) Тематические поля слов.

Тематическое поле «пространство», которое включает в себе топографию произведения. В нём можно выделить две группы:

а) реальное пространство: континенты, моря, долина, город, простыня;

б) метафизическое пространство: «небо» как обитель Бога, «дно» как Земля.

Тематическое поле «время»: ночь, темнота, сон (уснувшая долина), надцатое мартобря.

3) Композиционно-семантическая стройность текста.

Текст имеет строгую композицию, соотносимую с лексической наполняемостью частей.

Так, в зачине употребляются слова-клише эпистолярного стиля, противительные союзы «но», на которых с помощью различных фонетических и синтаксических средств автор делает особый упор.

Для основной части стихотворения характерна немаркированная стилистически лексика, а также слова тематического поля «пространство».

В развязке актуализируются маркированные стилистически слова и словосочетания. Кроме того, если в основной части большая часть лексики относилась к именам, то в развязке больше глагольных форм.

Морфологические особенности текста.

1) Соотношение частей речи и их функциональная значимость.

В стихотворении абсолютно большинство количества имён (29 именных форм, 10 глаголов и глагольных форм, 10 местоимений, 4 наречия). Кроме того, в тексте достаточно много служебных частей речи – предлогов, союзов: 28. Большинство союзов, предлогов и отрицательных частиц примыкают к именам. Такое соотношение не случайно. Внутреннее пространство текста характеризуется большой предметной наполненностью, кроме того, у каждого предмета есть свои характеристики. Глаголами и глагольными формами (причастиями, деепричастиями) автор пользуется только для характеристики психологического состояния лирического героя в начальных и в последних строках стихотворение.

2) Анализ ведущих частей речи в их категориальном наполнении.

Для имён существительных характерны функции категорий неодушевленности, конкретности, нарицательности, т.к. в стихотворении речь идёт о предметном мире, т.е. о конкретных, вполне реальных вещах, которые можно потрогать, ощутить, обонять и т.д.

Для имён прилагательных характерна функция категории качественности без степеней сравнения, поскольку большинство прилагательных в тексте морфологически зависят от существительных и поэтому характеризуют предметный мир. Исключение – субстантивированные прилагательные «дорогой, уважаемый, милая». Отсутствие степеней сравнения можно объяснить скупостью изобразительных средств, характерных именно для этого стихотворения.

3) Функции глагольного наклонения, вида и времени.

В тексте, помимо инфинитива, встречаются глагол прошедшего и настоящего времени (любил, взбиваю). Оба соотносятся с местоимением «я» и вступают с ним в синтагматические отношения. Оба глагола несовершенного вида (отвечают на вопросы что делал? что делаю?, означают длительные действия), что служит эффекту сиюминутности действия, совершаемости его прямо на глазах у читателя. Оба глагола изъявительного наклонения, что подчёркивает реальность и бытийность происходящего действия.

4) Соотношение личных местоимений и их функция в тексте.

В тексте явно прослеживается оппозиция «я – ты». «Я» – это страдающий от одиночества лирический герой, «ты» – адресат его письма, причина одиночества. Очевидно, «ты» – это возлюбленная, которая оставила лирического героя. Оппозиция реализуется опосредованно и прямо. Опосредованная оппозиция уже возникает в первых строках («не ваш / но и ничей), а прямая – в середине текста («я любил тебя … и поэтому дальше теперь от тебя»). Кроме того, «ты» субстантивируется в строке «я взбивают подушку мычащим «ты»», что является ещё одно стороной проявления оппозиции.

5) Функции служебных частей речи.

Вынесение служебных частей речи в особую позицию – на конец строки – способствует фокусированию на них внимания читателя. Т.е., то, что обычно служит «вспомогательным» материалом для построения фраз, в этом стихотворении получает особую значимость и формально ставится в один ряд со знаменательными частями речи, традиционно входящих в оппозицию с ними.

Характеристика синтаксических особенностей текста.

1) Тип предложения по характеру грамматической основы, его семантико-стилистическая функция в тексте.

Стихотворение состоит из одной сложной синтаксической конструкции. Связь между тремя блоками сложной синтаксической конструкции, графически разделённых знаком точка с запятой, – бессоюзная, сочинительная. Большинство предложений двусоставные, есть двусоставные неполные, что характерно для второго блока. Использование такого необычного синтаксиса позволяет автору добиться эффекта того, чтобы его стихотворение воспринималось целостно, как единая эмоция, выраженная словами. Достаточно большая протяжённость позволяет в одной синтаксической единице собрать множество фонетического, морфологической и лексического материала, углубить и расширить тему. Кроме того, длинная фраза предполагает чтение размеренной интонацией, что способствует созданию эффекта эпичности. Т.е., здесь можно говорить о синкретизме лирики и эпики.

2) Тип предложения с точки зрения цели высказывания, его функция в тексте.

Предложение повествовательное, невосклицательное. В нём отсутствует излишняя эмоциональность. Такой тип предложения подчёркивает повествовательность стихотворения, его принадлежность к лирическим жанрам.

3) Характер второстепенных членов предложения и придаточных предложений с функционально-стилистической точки зрения.

В тексте много определений, которые позволяют характеризовать предметный мир произведения: уснувшая долина, безумное зеркало. Роль придаточных предложений очень важна. Вообще, наличие придаточных предложений – одно из ключевых особенностей сложных синтаксических конструкций. Придаточные расширяют главные предложения, вступают с ними в тема-рематические отношения. Как правило, придаточные являются ремой. Кроме того, придаточные вводят дополнительные подробности в текст, в одном случае служат для усиления экспрессии («которым конца и края»).

4) Анализ вводных членов предложения и вводных предложений с семантико-стилистической точки зрения.

Вводное предложение «как не сказано ниже по крайней мере» частично копирует клише канцелярского стиля. Это сделано с целью создания яркого, экспрессивного противопоставления языка и эмоций, чувств лирического героя. Канцелярский стиль не подразумевает под собой стилистическую свободу в отличие от выражения чувств, где экспрессивность если не необходима, то, по крайней мере, желательна. «Как не сказано ниже» – обыгрывание штампа «как сказано ниже», когда «ниже» подразумевается уточнение какого-либо положения или какой-либо ситуации. «Ниже», с формальной точки зрения, ничего не сказано, но фактически «ниже» идёт развитие ситуации, её уточнение. Вообще, амбивалентность и оппозиционность свойственна любой единице любого уровня организации данного текста.

5) Семантическая, эстетическая, стилистическая функции однородности.

Однородность в тексте носит характер нанизывания. Причём, во второй строке наблюдается экспрессивный вид нанизывания. Фразу «дорогой уважаемый милая» автор даже не делит запятыми, указывая, что для лирического героя эти слова давно потеряли смысл, стёрлись и воспринимаются теперь им как нечто заштампованное, слитое в одно.

Другой пример нанизывание – употребление однородных обстоятельств – позволяет автору локализовать точку происходящего действия. Обозначая время и место, автор постепенно сужает глобальное космическое пространство до простыни (оппозиция: огромное – маленькое пространство).

6) Семантическая, эмоционально-экспрессивная функции синтаксического параллелизма.

Необходимо отметить, что фраза «я любил тебя больше, чем ангелов и самого, / и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих» является частичным синтаксическим параллелизмом. Строго говоря, отсутствие параллельности грамматической основы не даёт нам право отнести её к параллелизму. Однако контекстуально эта фраза носит ярко выраженный параллелизм: «ситуация 1 – противопоставление 1; ситуация 2 – противопоставление 2». Кроме того, ситуация 2 напрямую зависит от ситуации 1.

Основные идеи – одиночество героя, присутствие его в огромном, но чужом для него пространстве, раздвоенность его сознания – подчёркиваются особенностями синтаксического строения текста. Весь текст представляет собой одно предложение – одно ССЦ. Это создаёт ощущение глобальности происходящего, придаёт лирическому произведению черты эпического. Употребление большого количества имён помогает охарактеризовать окружающий героя предметный мир. Употребление глаголов опосредовано, через действия, характеризует его внутренний мир. Подчинительные и вводные конструкции усложняют синтаксис, служат для углубления и расширения основных тем стихотворения. Другие эффекты – нанизывание, параллелизм – подчёркивают экспрессивный характер стихотворения.

© Михаил Чуклин

Прочитайте еще пример филологического анализа стихотворения И. Бродского «Ниоткуда с любовью».

Добавить комментарий

Return to Top ▲Return to Top ▲